?

Log in

No account? Create an account

Править запись | Следующая запись

Старая фотография

Эта фотография (фото кликабельно) была опубликована в автобиографической книге Брониславы Дженсен «Огни в пути» (Чикаго, издание газеты «Наши дни», 1968). Сама фотография, вероятно, была сделана между 1917 и 1923 годами.

Здесь немного информации об авторе книги.


Известны судьбы троих проповедников из шести, изображённых на фото: Владимира Михайловича Блуштейна, Ефима Викентьевича Забудского и Андрея Григорьевича Чешева. Судьбы совершенно разные, но все трагические, и по изломам каждой из них можно изучать историю страны в бурную первую половину ХХ века.

1. Владимир Михайлович Блуштейн (стоит слева)
член Владивостокской церкви евангельских христиан, благовестник Дальневосточного отдела Всесоюзного совета евангельских христиан.


Он родился в 1887 году в семье евреев-аристократов. Его родители были ортодоксальными иудеями, строгими ревнителями Моисеева Закона, регулярно посещавшими синагогу. Владимир Михайлович получил блестящее образование. В 19-летнем возрасте он уверовал во Христа благодаря знакомству с сапожником-евангелистом и через крещение присоединился к общине евангельских христиан в Одессе. Его родители поставили перед ним ультиматум: "Или оставь свое "заблуждение" и не позорь наш род, или мы откажемся от тебя, лишим своей поддержки и наследства, будем считать, что ты умер для нас и забудем, что у нас был сын".

Но сына это не остановило. Он стал пламенным проповедником Христа. Во время предвоенных гонений на христиан он был приговорён к ссылке в Сибирь, в Енисейскую губернию. В 1916 году туда приехала его невеста (тоже верующая из Одесской церкви), и они поженились. Освободившись после революции 1917 года, они переехали в Приморье, где у них родилось 8 детей. Здесь Владимир Михайлович присоединился к Владивостокской общине евангельских христиан и стал благовестником ДОВСЕХ. В 1923 году, когда из Владивостока отплывал последний американский пароход, верующие братья предлагали эмигрировать и ему, но он отказался.

В 1932 году, в голодное время (а голод тогда был не только на Украине, но во многих регионах СССР, в том числе и на Дальнем Востоке), многодетная семья Блуштейнов, продав свои вещи, переехала в Петропавловск-Камчатский в надежде найти там хлеб и работу. Однако в начале 1933 года Владимира Михайловича Блуштейна арестовали за проповедь Евангелия. Правда, вскоре его выпустили, после чего они решили на пароходе вернуться во Владивосток. Но на причале во Владивостоке В. М. Блуштейн был вновь арестован.

Основную часть заключения Владимир Михайлович отбывал в лагере на окраине Хабаровска. Семья тоже перебралась в Хабаровск, чтобы быть ближе к нему. Иногда им разрешали свидания.

Родные узнали, что когда подходил к концу 5-летний срок, на который был осужден В. М. Блуштейн, ему (как известному в христианской среде благовестнику) предложили в качестве платы за освобождение публично, через газету, отречься от Христа. Он отказался. Его так и не выпустили.

Вскоре родным сообщили, что его судили повторно, дали 10 лет строгого режима без права переписки и отправили за Полярный Круг строить город Ухту. До недавнего времени родные считали, что он там умер. Лишь несколько лет назад в интернете в мартирологе Амурской области они обнаружили запись о том, что в 1938 году В. М. Блуштейн был приговорен к расстрелу.


2. Ефим Викентьевич Забудский (стоит в центре)
один из основателей и пресвитер Владивостокской церкви баптистов


Уроженец Киевской губернии, он переселился жить в Сибирь, в одну из деревень Енисейской губернии. Там он начал посещать богослужения евангельских христиан-баптистов, уверовал во Христа и крестился на 26-ом году жизни.

Спустя год, в конце 1911 года, в поисках заработка он приехал во Владивосток, имея в кармане 1 рубль и адрес местного баптиста. С помощью брата во Христе Забудскому удалось устроиться на работу.

«Материально я был устроен и благодарил Бога, - вспоминал спустя годы Ефим Викентьевич, - но во Владивостоке не было собрания, и никто не хотел об этом заботиться. Пришлось много работать и по этому делу, так как по закону требовалось 25 человек членов из совершеннолетних, чтобы получить право на открытие собрания. У нас же оказалось только 12 человек. Мы решили пригласить молокан, они согласились, но не доставало еще 2 человек. Тогда мы пригласили 2-х православных и число набралось. Начали хлопотать и, наконец, 10 мая 1912 г. получили разрешение на собрание. 15 мая устроили первое собрание, на котором было 14 человек».

Он стал пресвитером новой церкви.

В 1928 году, как «служитель культа», был лишен гражданских прав. Спасаясь от неминуемого ареста он выехал из СССР в Маньчжурию, где в то время была большая (сотни тысяч человек) русскоязычная диаспора из недавних эмигрантов. В Китае Ефим Викентьевич сотрудничал со Шведско-Американским миссионерским обществом, был пресвитером русской баптистской общины в Шанхае.

С 1930-х русских эмигрантов стали выдавливать из Китая, в 1940-х это давление усилилось. Вслед за остальными выехал и Ефим Викентьевич. В 1956-58 годах был пресвитером русской баптистской церкви Брайт в Калифорнии, США. Затем переехал в Австралию, где и окончил земной путь в 1966 году.


3. Андрей Григорьевич Чешев (сидит в центре)
проповедник и певец из Тамбовки, Амурская область


Во главе группы певцов он с проповедью Евангелия трижды обошел весь Дальний Восток. В результате их служения было много покаяний и обращений к Господу, возникли новые группы и церкви баптистов по всему региону.

Его родная Тамбовка, как и несколько других сёл вблизи Благовещенска, были основаны молоканами – переселенцами из европейской части России. Впоследствии многие молокане (в том числе и отец Андрея Григорьевича с шестью сыновьями) перешли в близкий молоканству баптизм.

В январе 1924 года в Тамбовке и других селах поблизости вспыхнуло крестьянское восстание (историкам оно известно как «Зазейское восстание»), вызванное резким увеличением Советской властью продовольственного налога. Считается, что руководил восстанием Родион Григорьевич Чешев – баптистский проповедник, родной брат Андрея Григорьевича. Против восставших была проведена войсковая операция, восстание жестоко подавили, было расстреляно более 1000 человек.

Нет данных о том, что Андрей Григорьевич принимал какое-либо участие в восстании, однако Г. П. Винс (на основании бесед с родственниками Андрея Григорьевича) сообщает, что он был арестован, подвергнут пыткам и до смерти забит раскалёнными шомполами. Вместе с ним были арестованы двое из его певцов, Иван Иванович Иванов и Анна Федоровна Синицына. Они были расстреляны: Иванова и Синицыну связали вместе проволокой и одним выстрелом убили.

«Поминайте наставников ваших…» (Евр. 13:7)
А. Дементьев