?

Log in

No account? Create an account

Править запись | Следующая запись

Оригинал взят у adementevв Свет Евангелия в Русском Китае (черновик) - 1
    Глава 1. Дореволюционный период. Баптисты и евангельские христиане    


 Исторический контекст 

В конце XIX века Российская империя, активно осваивая территории Дальнего Востока, одновременно начала политическую и экономическую экспансию в сопредельный Китай, особенно, его северную часть, - Маньчжурию. В 1896 году между Россией и Китаем были достигнуты дипломатические договоренности, позволившие развернуть на территории Маньчжурии строительство железной дороги, связывавшей по кратчайшему маршруту Сибирь и российский Дальний Восток. Эта дорога получила наименование КВЖД (Китайско-Восточная железная дорога). Значение КВЖД трудно переоценить: фактически она изначально представляла собой мощный инструмент влияния России в северной части Китая.


Строительство КВЖД



В 1898 году, после скоротечных изыскательских работ, строительство КВЖД было начато. Без всяких преувеличений это была стройка века. Строились две линии, - Главная (от станции Маньчжурия до Владивостока) протяженностью 1500 км и Южная, которая ответвлялась от Главной и вела к российским портам (военный Порт-Артур и коммерческий Дальний), срочно возводившимся на арендованной территории Ляодунского полуострова. Протяженность Южной линии составляла 950 км.

Помимо рельсового пути, строителям предстояло выстроить разъезды, станционные и обходные ветки, здания станций и т. д. Тогда же, в 1898 году, на пересечении железной дороги и большой реки Сунгари началось строительство главного города КВЖД – Харбина. Именно ему суждено было стать в ближайшие десятилетия центром русского влияния в Китае.

Харбин фактически стал русской колонией. Служащие КВЖД получали высокое по российским стандартам жалование и обеспечивались казенным жильем. В 1899 году численность русского населения Харбина составила 14 тысяч человек, кроме того было еще 5 тысяч человек Охранной стражи. А в 1903 году, согласно переписи, русское население составило 15,6 тысяч человек, китайское 28,3 тысячи человек. (1) Позднее бурный рост населения Харбина продолжился и к 1917 году в городе проживало уже 100 тысяч человек, из них русских было более 40 тысяч. (2)


Харбин. Мост через р. Сунгари. Открытка начала XX века

Поэтому неудивительно, что, насколько известно автору, первая русская евангельская община в Китае появилась именно в Харбине.

Первые два десятилетия XX столетия были очень бурными, - в России, в Китае и вообще в мире происходили серьезные политические изменения. Они не могли не коснуться и Харбина. За первые два десятилетия своего существования Харбин выдержал осаду китайских войск во время восстания ихэтуаней, пережил русско-японскую войну (в результате которой в числе прочего Россия утратила и порты Дальний и Порт-Артур), первую русскую революцию, падение Цинской империи и начало гражданской войны в Китае, Первую мировую войну, две революции в России 1917 года, начало гражданской войны в России… К сожалению, имеющегося у автора материала недостаточно, чтобы судить как эти глобальные события повлияли на внутреннюю жизнь Харбинской евангельско-баптистской общины. Поэтому останавливаться на них мы не будем, просто будем иметь в виду, что такие события происходили.


     Появление первой общины     

Рассматривая евангельскую историю Русского Китая, нельзя не отметить очень неравномерное распределение источников информации. О жизни евангельских общин в Китае в период с 1920 по примерно 1940 год информации много — из большого количества самых разнообразных источников., источники самые разнообразные. А вот о дореволюционной истории, а также истории после 1940-го года сведения, к сожалению, чрезвычайно скудные.

С одной стороны, это связано с миграцией русского населения, - наибольший наплыв русских в Китае наблюдался в первое десятилетие после революции, пик пришелся на середину 1920-х. Затем эмигранты стало постепенно разъезжаться дальше по миру, в том числе часть их вернулась в Россию, точнее, СССР. В итоге к концу 1940-х Китай покинуло подавляющее большинство русских, в том числе и евангельских верующих. Поэтому русские церкви опустели.

Во-вторых, именно в период 1920-1940-х годов среди русских работали иностранные протестантские миссионеры, на чьих документах, в значительной мере, построено это исследование.

Итак, если говорить о дореволюционном периоде, то автору известно лишь около десятка документов, в которых можно найти хоть какую-то информацию о русской евангельской общине в Харбине.

Вероятно, следует считать, что эта община появилась в 1903 году, как об этом сообщил сотрудникам БРЭМа (3) в 1940 году пресвитер Харбинской русской баптистской церкви Август Матвеевич Пуке. (4) К сожалению, других сведений о первых годах общины в этом документе нет.

В 1906-1907 годах в «Братском листке» ( приложении к издававшемуся евангельскими христианами журналу «Христианин») были опубликованы 4 заметки-письма, присланные из Харбина. Из них можно почерпнуть минимальную информацию о первых годах существования общины. Мы их разберем не в хронологическом порядке, а по тематике.

В «Братском листке» №8 за 1906 год было опубликовано письмо, подписанное «Петр Лукич Фр-в». Предположительно, Петр Лукич Фр-в — это евангельский благовестник П. Л. Фролов, работавший в Сибири и считающийся одним из основателей общины Новосибирска (5), однако утверждать это наверняка не представляется возможным.




Основная тема письма — это рассказ автора о его общении с китайцами-христианами, которых он, на свое удивление, обнаружил в Харбине немало. Однако кое-какую информацию можно почерпнуть и о русских верующих Харбина.

Фр-в сообщил, что он переселился в Маньчжурию из Владикавказа в 1901 году. Около 1903 года ему удалось познакомиться с китайскими баптистами. Он побывал у них на богослужении в деревне Фодудян (вероятно, речь шла о Фудзядане — китайском районе Харбина). На богослужении присутствовало около 100 христиан-китайцев. После богослужения он пригласил китайцев придти в следующее богослужение к себе домой — на собрание русских верующих.

«На следующее воскресенье в 10 час. утра я приготовил свой дом для молитвы и рассказал всем своим русским братьям, - писал Фр-в. - В 11 часов сошлись братья русские и китайцы. Собрание было такое трогательное, что и описать невозможно. Мы оба народа удивлялись друг на друга чувствуя наше родство в молитве.

В начале было открыто собрание братом китайцем, упомянутым проповедником. Текст был — Лук. 16 г. О блудном сыне. Когда он говорил по-китайски, переводя на русский ломанный язык о том, как Господь принимает грешника, как отец своего промотавшегося сына, когда он приводил удивительные доводы из Св. Писания и из жизни, это было так дивно для нас, что наших чувств и передать невозможно. Все наши русские братья плакали навзрыд от умиления видя, как дикарь объясняет дивные дела Божии; не дождавшись конца проповеди все упали на колени и стали взывать к Господу. А мы то русские думал, что мы в законе Божьем просвещены, а вот нас дикарь учит. И верно слово нашего Господа, сказанное через своего служителя: кто говорит, что он знает, тот совершенно ничего не знает. В собрании был такой крик, как во время Пятидесятницы. Молились без очереди, кто как мог. Я стоял и думал: вот действительно сошел ангел в образе китайца. Некоторые из русских посетителей выражались в молитвах так: Господи штраусы славят тебя, а мы народ Твой оставили Тебя. Китайцы много молились о Харбине, чтобы Бог помиловал многолюдный Харбин, как Вавилон и укрепил русских братьев, чтобы прекратилось братоубийство и не проливалась кровь человеческая».


В чем-то похожее письмо было опубликовано от имени Марка Гончаренко в «Братском листке» №8 за 1907 год. Гончаренко также рассказывал о своих впечатлениях от общения с христианами-китайцами.

«Из г. Харбина желание моего сердца передать Вам привет от наших в Господе братьев — китайцев на дальнем Востоке, - писал Гончаренко. - Проезжая сотни верст от г. Никольска (современное название — Уссурийск, примечание А. Д.) до г. Харбина я встречал всюду детей Божиих даже в поездах с переселенцами. Иногда нас собиралось 7-9 человек и мы славили нашего Спасителя на многих станциях. Приехав, наконец, в г. Харбин я нашел также славящих Господа. Меня познакомили с одним китайцем, который предложил мне со здешними братьями посетить большое собрание съезда братьев — китайцев в г. Эшихе за Харбином»...

К сожалению, еще два письма из Харбина, опубликованные в «Братском листке», также дают не много информации о собственно общине.

В «Братском листке» №5 за 1906 год была опубликована небольшое письмо, суть которого сводилось к благодарности за присланный в Харбин номер журнала «Христианин» (приложением к которому был «Братский вестник»). Журнал сравнивался с той веткой, которую Ною принес голубь после плавания по затопленному миру. «Так средь житейских бурь наших дней крови, стонов и проклятий «Христианин» походит на ту веточку», - писал автор письма. Вероятно, здесь содержался намек на только что проигранную русско-японскую войну, первую революцию в России и накаляющуюся обстановку в Китае.



Однако для нашего исследования в этом письме наибольший интерес представляет подпись:
«От имени Об-ва Евангельск. христ. (баптистов) в г. Харбине
А. Г. К.»


В этой подписи интересно утверждение о смешанном конфессиональном составе общины - евангельские христиане и баптисты, которые представляются как единая конфессия, что для того времени было, в общем, нормально.

Также интересна личность автора - «А. Г. К.» Чуть позже мы к автору вернемся.

Наконец, четвертая заметка, вышедшая в «Братском листке» №2 за 1907 год. Она совсем маленькая и мы ее приведем целиком.

«Дорогой брат, И. С. (наверняка адресат Иван Степанович Проханов — редактор журнала «Христианин» и духовный лидер евангельских христиан в России)
Харбинская община по окончании недели молитвы с 7-го по 14 сего Января, в течение которой собрания происходили ежедневно — объявила на следующей неделе сбор для голодающих в России. Этот призыв братской любви был принят с особенным удовольствием. Братья охотно уделяли из своих заработков; дети несли свои маленькие сбережения, но особенно сестры-хозяйки и молодые девушки всю неделю работали на голодающих. В воскресенье 21 Янв. каждый принес свою лепту: сумма сбора оказалась 200 р. , которые посылая при сем просим отослать церквам местностей, пораженных голодом.
За общину: Е. Ножкин, А. Косолапов.»


Можно только отметить, что деньги, собранные харбинской общиной для голодающих в России, были весьма солидными по тем временам. Так, цена хлеба составляла 4-5 копеек за фунт, бутылки молока — 8 — 10 копеек, мяса - 10-15 копеек за фунт; шевиотовый костюм стоил 18-20 рублей, а драповое пальто - 25 рублей. (6)

Связи с другими общинами

Итак, остановимся на личностях авторов письма. Автор первого письма, Петр Лукич Фролов (если Фр-в — это действительно Фролов), нигде больше не упоминается в связи с евангельским движением в русском Китае. Из этого можно предположить, что вскоре после написания этого письма он покинул Харбин. Такой же вывод можно сделать при ознакомлении с очерками по истории баптистов Новосибирска и Кемерово.

Почти наверняка можно говорить, что А. Г. К., подписавший третье письмо и один из авторов четвертого письма А. Косолапов, - это один и тот же человек, проповедник Андрей Григорьевич Косолопов. Предположительно, после отъезда Фролова, Косолапов вместе с Ножкиным и Гончаренко стали во главе общины. Упоминания о всех троих автор находил в архивных документах, когда собирал материал для книги «Авен-Езер» (о евангельской истории соседнего с Маньчжурией Приморского края).

В частности, Марк Константинович Гончаренко упоминается как один из баптистов, зимою 1909-1910 годов приезжавших из Никольска-Уссурийского (где он на тот момент жил) с проповедью в селение Лутковское (ныне г. Лесозаводск Приморского края). (7) Позднее он называется одним из организаторов (8) общины в Лутковском, окончательно образовавшейся в 1910 году и ставшей первой евангельской общиной в Приморье.(9)

А в 1912-13 годах Марк Гончаренко станет одним из организаторов и первым руководителем евангельско-баптистской общины Никольска-Уссурийского (ныне Уссурийска). В этом качестве он упоминается во многих документах. (10)

Позднее Гончаренко, видимо, переселился во Владивосток. В 1915-1916 годах он упоминается как один из руководителей Владивостокской общины евангельских христиан. (11) В своем докладе от 15 марта 1916 года в Епархиальный миссионерский совет Владивостокской епархии РПЦ местный «противосектантский миссионер» священник Сергий Толпегин называет Марка Гончаренко «главным пропагандистом сектантства в крае». (12)

После этого Гончаренко надолго пропадает из поля зрения. Только в 1931 году в августовском номере журнала «Путь веры» он упоминается, как член Харбинской баптистской общины, перешедший из нее в местную общину пятидесятников.

Упоминание о другом авторе писем в «Братский Вестник», Ем. Фед. Ножкине мне попадалось только одно. В 1921 году в издававшимся тогда во Владивостоке местными баптистами журнале «Благовестник» вышла статья под названием «Жизнеописание Ефима Викентьевича Забудского». Автором той статьи являлся сам Е. В. Забудский, на тот момент являвшийся помощником пресвитера Владивостокской общины баптистов. Забудский писал, что в 1911 году, спасаясь от неурожая в Сибири он приехал в поисках работы во Владивосток и приютил его как раз брат Ножкин, с которым они раньше не были знакомы. С помощью Ножкина Забудский нашел работу. Вскоре Забудский стал одним из организаторов Владивостокской общины.

Наконец, третий автор — Андрей Григорьевич Косолапов. Он также стоял у истоков Владивостокской общины и в 1913 году был в ней проповедником (13) Косолапов также упоминается в документах, относящихся к Владивостокской общине времен середины 1920-х годов. Упоминается, как человек, отколовший от общины часть верующих, образовавших позднее Вторую баптистскую церковь Владивостока.(14)

Получается, что именно выходцы из Харбинской евангельско-баптистской общины стояли у истоков главных общин Приморья — Владивостокской, Никольской, Лутковской.

Интересно, что пресвитер старейшей на Дальнем Востоке баптистской общины города Благовещенска (основана в 1889 году) Георгий Иванович Шипков как вскользь упомянул в журнале «Баптист», что община Никольска-Уссурийского «была основана баптистскими благовестниками с Амура». (15)

В журнале «Баптист» было опубликовано письмо другой представителя благовещенской общины, Е. А. Власова. Он писал: «Баптисты Амурской области основали миссионерское общество с правлением в г. Благовещенск. Миссионеры по два были посланы во все области: Харбин, Никольск-Уссурийский, Владивосток, Уссури, Ниман (видимо, Иман, - современный г. Дальнереченск — примечание А. Д.) и Хабаровск. Результаты миссионерской проповеди были самые желательные». (16) Судя по контексту речь здесь идет как раз о периоде 1906-1907 годов.

Таким образом, похоже, что Марк Гончаренко, Андрей Косолапов и Ем. Ножкин были теми самыми миссионерами из Благовещенска. Впрочем, для однозначных выводов у нас слишком мало информации.

 Иван Воронаев в Маньчжурии 

Еще одно упоминание о ранней истории Харбинской общины и о появлении общины на станции Маньчжурия мы встречаем в книге историка пятидесятнического движения в России В. И. Франчука «Просила Россия дождя у Господа». Это упоминание целиком связано с пребыванием в Маньчжурии будущего основателя пятидесятнического движения в России Ивана Ефимовича Воронаева. Впрочем, на тот момент Воронаев еще не был пятидесятником. Приводим этот отрывок из книги Франчука целиком.


Одна из книг, посвященных Воронаеву 

«Собрав на дорогу необходимые деньги, Воронаевы в сентябре 1909 года отправились в Благовещенск, где Иван поступил на работу в Амурское Промышленное Товарищество в качестве бухгалтера с приличным окладом. В Благовещенске Воронаев также был проповедником в большой общине баптистов, которую возглавлял Г. И. Шипков.

Через проповеди Воронаева уверовал богатый купец со станции Маньчжурия Китайской железной дороги, П.С. Свечников, который потом пригласил его к себе на службу в качестве бухгалтера на станцию Маньчжурия. Служа у Свечникова в 1911 году с мая месяца бухгалтером и кассиром в магазине, Иван Ефимович старался проповедовать Евангелие всем его служащим, которые вскоре обратились и стали баптистами. В Маньчжурии Иван Ефимович быстро организовал общину баптистов. Здесь у Воронаевых 1 декабря 1911 года родился сын Павел. Впоследствии он будет о себе рассказывать так: "Я родился в маленьком приграничном городке, названном Маньчжурия в Дальневосточной провинции России. В то время мои родители были заняты миссионерской деятельностью среди русских, монголов и китайцев на границе России и северного Китая. Мой отец получил приглашение служить пастором в Америке. Мне не было и года, когда наша семья проследовала через Китай, Японию и Тихий океан на нашем пути в Америку".

Книга старшего сына Воронаевых – Павла, под названием "Моя жизнь в Советской России" никогда не переводилась на русский язык и совершенно неизвестна нашим читателям. Я испытал настоящее потрясение, когда нашел копию этой книги в 1991 году в одном из архивов Великобритании. Эта книга – ценнейшее свидетельство для истории зарождения пятидесятнического движения в нашей стране и для благословенной и трагической истории семьи Воронаевых.

Со станции Маньчжурия они переехали в Харбин, где Воронаев служил в качестве бухгалтера у богатого торгового промышленника В. Н. Мечникова, который имел электрическую станцию. Живя в Харбине и стоя на службе у Мечникова, Иван Ефимович посещал собрания баптистов, у которых он проповедовал и стал руководителем общины. В июне месяце 1912 года в Харбине почему-то были воздвигнуты гонения против «сектантских проповедников», которых царское правительство арестовывало и сажало в тюрьму. Очевидно, Воронаева за проповедь Евангелия намеревались арестовать тоже, за ним приходил на квартиру царский жандарм, но в тот день Воронаева не было дома. В этих условиях Воронаев решил немедленно бежать в Америку через Китай и Японию. От друзей-баптистов Иван Ефимович знал, что из Харбина несколько баптистских семейств уехало в Америку в Сан-Франциско и получил от них их адреса.

С согласия жены, оставил её с двумя малыми детьми в Харбине, Воронаев отправился через Китай в Дарьян (очевидно, это искаженное Дайрен - японское название порта Дальний, захваченного японцами в 1904 году и удерживавшегося ими до конца Второй мировой войны — А. Д.), а оттуда отплыл в Японию в город Кобе, в котором десять суток ожидал парохода, отходящего в Америку. В Сан-Франциско он добрался 25 августа 1912, спустя два месяца с тех пор, как оставил Харбин".

Упомянутые здесь гонения, возможно, были связаны с общим «закручиванием гаек» в отношении к сектантам после кратковременного периода отсутствия гонений 1905-1909 годов. Первые репрессии начались уже в 1910 году. А в 1912 году в России вышел циркуляр МВД об ограничении религиозной пропаганды «сектантов». К тому же в 1912 году на Дальнем Востоке было введено военное положение.

      Разделения      

В 1914 году по Дальневосточным общинам прокатилась волна разделений. Баптисты размежевывались с евангельскими христианами. Формальным предлогом для разделений стали небольшие различия в богослужебной практике. Однако, вероятно, в значительной мере конфликт на местах был продолжением конфликта между руководителями российских союзов баптистов и евангельских христиан.


Г. И. Шипков

В уже упоминавшемся письме Г. И. Шипкова в журнале «Баптист» как раз и говорилось о произошедшем в общинах Никольска-Уссурийского и станции Маньчжурия (той самой общины, которую организовал Воронаев) отделении баптистов от евангельских христиан. По образному выражению баптиста Шипкова, разделение стало формой протеста «против захвата насиженных баптистами гнезд со стороны евангельских христиан». (17)

Шипков также сообщил, что временно исполняющим обязанности пресвитера общины станции Маньчжурия поставлен Иннокентий Федорович Махетов. «С Маньчжурской Общиной солидарная целая группа мелких общин, разбросанных вдоль Китайской восточной ж. д. до Иркутска включительно», - сообщил он. (18)

В Харбинской общине это размежевание также произошло, но гораздо позднее. Еще в 1915 году евангельские христиане и баптисты Харбина богослужения проводили совместно. (19)

------------------------------------------------------
(1)  Аблова Н.Е. «История КВЖД и российской эмиграции в Китае (первая половина ХХ в.)». БГУ, 1999.
(2) Там же.
(3) БРЭМ  - Бюро по делам российских эмигрантов в Манчжурии. БРЭМ существовал в 1934-1945 годах. Это был особый орган из видных эмигрантов, который, с одной стороны, оказывал социальную помощь эмигрантам, а с другой — содействовал японской оккупационной администрации в решении эмигрантских вопросов.
(4) ГАХК ф. Р-830 оп. 3 д. 39249 л. 7
(5) "История ЕХБ В СССР", Москва, 1989 год, Приложение 1.
(6) Аблова Н.Е. «История КВЖД и российской эмиграции в Китае (первая половина ХХ в.)». БГУ, 1999.
(7) РГИА ДВ ф. 1. оп. 2 д. 2097. л. 46
(8) РГИА ДВ ф. 1. оп. 2 д. 2097. л. 214
(9) Дементьев А. «Авен-Езер. Евангельское движение в Приморье. 1898-1990 годы», 2011 год. Глава 2.
(10) РГИА ДВ ф. 1. оп. 2 д. 2097 л. 101, 102, 108, 120, 247, 394
(11) РГИА ДВ ф. 1. оп. 2 д. 2097 л. 368
(12) РГИА ДВ ф. 702 оп. 3 д. 425 л.100-102
(13) В. Т. Лебедев «История насаждения и жизнь церквей ЕХБ на Дальнем Востоке», рукопись, 1981 год.
(14) Дементьев А. «Авен-Езер. Евангельское движение в Приморье. 1898-1990 годы», 2011 год. Глава 6. с. 83-84
(15) «Баптист» №13-14 за 1914 год, с. 20
(16) «Баптист» №7-8 за 1914 год, с. 19
(17) «Баптист» №13-14 за 1914 год, с. 20
(18) «Баптист» №13-14 за 1914 год, с. 21
(19) «Благовестник» №12 за 1920 год, с. 206

--------------------------------------------------
Персоны:
Воронаев Иван Ефимович
Воронаев Павел
Гончаренко Марк Константинович
Косолапов Андрей Григорьевич
Махетов Иннокентий Федорович
Ножкин Ем. Фед.
Свечников П. С.
Фр-в (Фролов) Петр Лукич
Франчук В. И.
Шипков Георгий Иванович

-------------------------------------------------
Географические объекты:
Харбин
Маньчжурия (ст.)
Владивосток
Никольск-Уссурийский
Благовещенск
Порт-Артур
Дальний
Иман (Дальнереченск)
Хабаровск
Кобе
Сан-Франциско
Лутковское (Лесозаводск)
Фудзядан (в тексте — Фодудян)
Иркутск
---------------------------------------------------
Аббревиатуры:
КВЖД — Китайская восточная железная дорога
БРЭМ — Бюро по делам росийских эмигрантов в Маньчжурской империи
РПЦ — Русская православная церковь